Закарпатская зимняя практика, 1979 год, дополнение

Алексей Федорчук

О зимних практиках наших студенческих времён уже говорилось на этих страницах. Упоминалась там и Закарпатская практика 1979 года. И вот недавно мой друг (и участник той практики) Николай Цуканов раскопал в своём фотоархиве пару фотографий той поры. Вот одна:

Читать далееЗакарпатская зимняя практика, 1979 год, дополнение

Ремонт и WiFi

Алексей Федорчук

Если позавчерашнее утро началось с неожиданной подлянки, то вчерашнее — с запланированной неприятности. Ибо уже с неделю по всему дому висели объявления, что в связи с вялотекущим капитальным ремонтом (первым за 40 лет) 27 апреля с 9-15 до 21-00 будет обесточен весь дом, включая лифты.

Читать далееРемонт и WiFi

Про апрельские морозы

Алексей Федорчук

Дело было… нет, не в степях Херсонщины, не в горах Киргизщины, не в тундрах Корякщины, не в смешанных ландшафтах Корейщины. И даже не в корсиканских маки, которые на самом деле такие маки, что всем Mac’ам маки. Да и называются на ихнем корсиканском как-то по другом (как — каюсь, забыл, потому как не знал). А было это в тёплом и уютном нашем ближнем Замкадье, в далёком уже 76-м или 77-м году прошлого века.

Читать далееПро апрельские морозы

Ещё раз о молотках. Точнее, о ручках. 1965

Алексей Федорчук

Образовалось на Фейсбуке с подачи Вячеслава Гурьянова обсуждение темы геологических молотков. И в частности, затронут был вопрос — из чего лучше всего делать для них ручки. Мы с Вячеславом единогласно пришли к мнению, что всякие новомодные материалы типа стеклопластика для этой цели более чем не годятся — ещё менее, чем различные железяки. Я в своё время писал о несравненных качествах рябины. Вячеслав, со ссылкой на компетентное мнение великого В.А.Обручева, предложил дикую грушу. И тут я вспомнил о дереве из которого ручки были — вне всякой конкуренции.

Читать далееЕщё раз о молотках. Точнее, о ручках. 1965

Введение в Буровые истории. Вне времени и пространства

Алексей Федорчук

В одном из обсуждений на Фейсбуке, в связи с заметкой про эффект окурка и его связь с бурением и «дырявыми» процессорами, возник вопрос: что такое керн и выход керна? Тут я и смекнул, что не дал самого элементарного терминологического введения — как и в первой из моих Буровых историй.

Читать далееВведение в Буровые истории. Вне времени и пространства

Про бурение, «дырявые» процессоры и «эффект окурка». Алай, 1978 год

Алексей Федорчук

В связи с обнародованной информацией о дефектах в процессорах (старшему из которых, как оказалось, более двадцати лет) вспомнилась мне история ещё более старая. Казалось бы, с процессорами никак не связанная — тем более, что и слова такого мы тогда не знали. И, тем не менее…

Читать далееПро бурение, «дырявые» процессоры и «эффект окурка». Алай, 1978 год

О худшем в мире пиве. Усть-Нера, 1975 год

Алексей Федорчук

Время от времени в социальных сетях возникают дискуссии — какое пиво самое лучшее. Дискуссии эти бесплодны. Ибо лучшесть пива — сугубо дело вкуса: кто-то любит лёгкое и светлое, а кому-то предпочтительней чёрное и горькое. А есть и такие, кто, подобно лирическому герою Визбор Иосича

Читать далееО худшем в мире пиве. Усть-Нера, 1975 год

Новогодняя история — 1975-й год

Алексей Федорчук

Дело было в последние часы 1974 года. Был в гостях у тогда любимой девушки. Ну и наступил психологический момент для расставания — типа там облико морале, Новый год — праздник семейный, надо его в кругу семьи встречать. В общем, домой поехал. Да, для определённости — это в городе Москве происходило, северо-запад. Ну и самый простой вариант для меня был — сесть в трамвай девятый шестой номер, что от метро Сокол до самоего Братцева шёл. А мне-то и чуть ближе надо было — до пересечения улицы Туристской с Героями Панфиловцами.

Читать далееНовогодняя история — 1975-й год

Олюторка, 1980: лагуна Аят и её камбала

Алексей Федорчук

Дело было в тундрах Корякщины. Забросились мы на лагуну Аят, это побережье моря имени командора Беринга, прямо напротив посёлка. Ну работали там, как обычно, пресловутую «олистострому» нашли, которая с тех пор долго поминалась добрым и ласковым русским словом, ибо не олистостромой она была, а… ох, думаю, и по сей день никто не знает, чем была эта олистотострома. Но это — фрагмент другой истории.

Читать далееОлюторка, 1980: лагуна Аят и её камбала

Приморье, 1973 год. Сплав по реке Самарге

Алексей Федорчук

В закромах Родины обнаружились три старых фотографии, которые пробудили воспоминания — почти 45 лет прошло с тех пор. Приморье, 1973, как указано в титле, год. Сплав по реке Самарге — это самый север Приморского края, на границе с Хабаровским. Что мы там делали?

Читать далееПриморье, 1973 год. Сплав по реке Самарге

О Панове, Дмитрии Ивановиче

Алексей Федорчук

Вчера городской телефон принёс печальную весть — впрочем, других вестей я от него давно уже не получаю. А эта дошла до меня через третьи или четвёртые руки, и была такова: несколько дней назад скончался Дмитрий Иванович Панов. Правда, как показало недолгое и независимое расследование в социальных сетях, произошло это не несколько дней назад, а аж 3 февраля, за неделю до его восьмидесятипятилетия. Но официального сообщения ни на одном ресурсе, связанном с МГУ, я не обнаружил. Что и послужило причиной для сочинения этой заметки.

Читать далееО Панове, Дмитрии Ивановиче

РТИ №2 и минерально-сырьевая база СССР

Алексей Федорчук

Время от времени в разных социальных сетях возникают споры — для чего нужны презервативы. Кто утверждает, что они служат для сбережения спичек в турпоходах, кто пытается уверить, что их можно использовать в качестве жгутов при ранах, сопровождаемых сильным кровотечением (что, кстати, не верно — для этих целей годится только репшнур 6 мм), кто… да мнений по этому поводу — без счёта. И все — неправильные. Потому что главное их назначение было — служить развитию минерально-сырьевой базы Советского Союза.

Читать далееРТИ №2 и минерально-сырьевая база СССР

Мой первый Linux

Алексей Федорчук

Эта история произошла ровно 20 лет назад. И потому полагаю уместным рассказать её сейчас. Ибо она знаменует своего рода юбилей. Да и вообще, как выяснилось со временем, в очередной раз изменила плавное течение моей жизни.

Читать далееМой первый Linux

Именинная история

Алексей Федорчук Разменяв первый год седьмого десятка, да к тому же заделавшись пенсенерюгой в законе (то есть неработающим), пора продолжить свой цикл воспоминаний, объединённый под рубрикой Исповедь геолога. Это было два года и ещё несколько дней назад. На ровном месте, без предъявления претензий и объявления войны, вероломно сломался мой любимый дебильник — Nokia Asha 200. … Читать далееИменинная история

Целься в грудь, маленький зуав. О зуавах: предыстория

Алексей Федорчук

Во второй части своего очерка я обещал рассказать о том, кто такие зуавы. Однако, взявшись за его сочинение, понял, что пока смогу выполнить обещание только частично. И потому на этой странице речь пойдёт только о предыстории тех частей, которым в дальнейшем будет суждено прославить имя малоизвестного североафриканского племени.

Читать далееЦелься в грудь, маленький зуав. О зуавах: предыстория

Целься в грудь, маленький зуав. О песне

Алексей Федорчук

Разговор о песне про зуава уместно начать с вопроса: а когда она была написана? Прямых указаний на этот счёт практически нет. Текст песни вроде бы не сохранился в архиве Подревского, сохранившемся в семье потомков его второй жены, Анны Ляминой (о чем говорилось в первой части очерка). Исполнение песни не удаётся обнаружить среди записей 20-х годов, которые нынче достаточно широко представлены в Сети. Хотя многие другие романсы со словами Подревского и музыкой Прозоровского там имеют место быть и в исполнении Тамары Церетели (о которой тоже шла речь в первой части), и Короля романса Вадима Козина.

Читать далееЦелься в грудь, маленький зуав. О песне

Целься в грудь, маленький зуав. Об авторах

Алексей Федорчук

В путь, в путь,
Кончен день забав,
В поход пора.
Целься в грудь,
Маленький зуав,
Кричи «ура!»

Эту заметку я начал сочинять по сугубо личным соображениям, и первоначально она планировалась как очень краткое описание истории песенки про зуава и того, какое отношение она имеет к авторской песне. Однако логика материала быстро вывела меня за рамки поставленной задачи, за круг моих основных интересов вообще и вообще за границы моей некомпетентности. В результате я долго не мог собраться с силами, и написать её. Почему всё же это сделал — будет сказано в последних абзацах.

Читать далееЦелься в грудь, маленький зуав. Об авторах

Снова об Алексее Охрименко и Гамлете с пистолетом

Алексей Федорчук

В предыдущем очерке о Гамлете и собратьях из цикла песен Охрименко и соавторов было сказано, что и после распада их творческого трио Алексей продолжал сочинять песенки, подбирать к ним мелодии, и местами даже исполнять их. Вот только выявить их ныне в Сети оказалось задачей на совсем тривиальной.

Читать далееСнова об Алексее Охрименко и Гамлете с пистолетом

Из истории авторской песни: Гамлет, Отелло и другие

Алексей Федорчук

Откуда пошла есть авторская песня — вопрос, ответ на который не более однозначен, нежели на аналогичный, касающийся Земли Русской. Её происхождению возводят и к дворовой песне предвоенных лет, и к салонным романсам Александра Вертинского, известного, и Константина Подревского, ныне почти забытого. А то и заглубляют в век XIX, когда профессиональные фольклористы сочинили слова будущих «русских народных песен».

Читать далееИз истории авторской песни: Гамлет, Отелло и другие

История одного Ордена. Олюторка, 1981 год

Алексей Федорчук

Вот и настала время рассказать историю о том, как возник славный Орден, неоднократно поминавшийся на предыдущих страницах. Ибо произошло это аккурат между эпической рыбалкой на метеостанции и Большим маршрутом от лагуны Северной. А именно во время переезда из первого пункта в тот, что должен был стать исходным для второго.

Читать далееИстория одного Ордена. Олюторка, 1981 год

Большой маршрут от лагуны Северной. Олюторка, 1981 год

Алексей Федорчук

Истории о разжигании костров заставила меня вернуться к воспоминаниям о 1981 годе и работе вокруг лагуны Северная. Частично эта тема была затронута ранее, на странице с подборкой фотографий того сезона. Однако слов в той заметке было мало, да и часть фоток, по техническим причинам, оказалась неокученной. Ныне я их пересканировал и размещаю здесь — вместе с описанием одного забавного маршрута.

Читать далееБольшой маршрут от лагуны Северной. Олюторка, 1981 год

Зажечь костры в тундре

Алексей Федорчук

Зашёл тут в одной из социальных сетей разговор о том, как надо разжигать огонь для приготовления шашлыка в условиях, приближенных к полевым. И тут я обнаружил свою темноту и отсталость в этом вопросе. Ибо по наивности полагал, что приготовить шашлык очень просто. Достаточно:

Читать далееЗажечь костры в тундре

Из буровых историй. Алай, 1978 год

Алексей Федорчук

Если мажут снаряды над их головой —
Не ругай свою пушку сукой кривой.
А лучше с ней потолкуй, как с живой —
И ты будешь ею доволен, солдат.
Доволен, доволен, доволен, солдат!
Солдат Королевы.
Редьярд Киплинг в преложении Константина Симонова

Эта история произошла в горах Киргизщины. Хотя, как сказал бы Шурик, могла произойти в любом из районов наше тогда ещё необъятной Родины, имеющем высотные отметки более четырёх тысяч метров. Однако свидетельств из других районов история не сохранила. Так что расскажу о том, в чём участвовал сам.

Читать далееИз буровых историй. Алай, 1978 год

Песня для овернца. Год спустя

Алексей Федорчук

Ровно год назад я сочинил маленькую заметку Песня для овернца. На что был спровоцирован своим старым товарищем Сергеем Злобиным, разместившим в тот день, день рождения Марка Фрейдкина, соответствующий случаю пост. Поскольку Марку, кроме всего прочего и очень многого, принадлежат лучшие переводы песен моего любимого из «ненаших» авторов, Жоржа Брассенса (и, кстати, их, то есть переводов, исполнение), пройти мимо я не мог. Сегодня же Сергей разместил ссылку на ту давешнюю заметку, чем спровоцировал меня на её продолжение.

Читать далееПесня для овернца. Год спустя

Преферанс под Айдарбеком. Киргизия, Алайский хребет, 1978 год

Алексей Федорчук

Эта история началась в 1977 году. Партия наша (не коммунистическая, а Текеликская, поисково-ревизионная, сокращённо ПРП) работала тогда в бассейне речки Коксу, что разделяет Главный Алайский хребет (он же Чон-Алай) и хребет Текелик (в переводе на русский — Козья Морда, от киргизского «тэке» — горный козёл). А затем впадает в реку Кызылсу, которая, минуя границу с Таджикистаном, превращается в Сурхоб и далее в Вахш. Который, сливаясь с Пянджем, становится Амударьёй — но это уже далеко за пределами места действия моего сегодняшнего рассказа.

Читать далееПреферанс под Айдарбеком. Киргизия, Алайский хребет, 1978 год

Из зимних практик: Закарпатье, зима 1979-го

Алексей Федорчук

Давеча в закромах Родины обнаружил старую фотографию, единственную сохранившуюся с Закарпатья, где были мы в январе–феврале 1979 года на так называемой зимней практике. Это было такое специфическое для геолфака МГУ явление, о котором нынешние студенты и не подозревают. Почему надо предварительно сказать о нём несколько слов.

Читать далееИз зимних практик: Закарпатье, зима 1979-го

Обсценные истории. Урал, Малышевка, 1970 год: рассказ о Великом Матерщиннике

Алексей Федорчук

Геология, как и любая другая профессия, в которой не исключено возникновение нештатных ситуаций, не может обходиться без отражении их в адекватной форме, в качестве каковой обычно выступает так называемая обсценная лексика. Которую часто рассматривают как эквивалент лексики ненормативной, нецензурной, бранной, оскорбительно. Или, в конце концов, просто мата. Что, в общем случае, не совсем правильно (или неправильно совсем). Но вдаваться в филологическое теоретизирование не буду. Потому что хочу рассказать историю о Матерщиннике-практике. Именно так — Матерщиннике с большой буквы.

Читать далееОбсценные истории. Урал, Малышевка, 1970 год: рассказ о Великом Матерщиннике

Медвежьи истории. Камчатский Мыс, 1988: победим словом!

Алексей Федорчук

Издревле за медведем закрепилась репутация зверя, с одной стороны, свирепого и опасного, с другой — доброго и ласкового. И то, и другое, в общем случае, не верно: медведь — зверь, и этим всё сказано. Со своей зоопсихологией, мерять которую человеческими мерками было бы несколько опрометчиво.

Читать далееМедвежьи истории. Камчатский Мыс, 1988: победим словом!

Восточная Якутия, 1975 год. Про убиение сохатого

Алексей Федорчук

Спровоцированный постами про героическую борьбу с зайцами, а также про невинно убиенных белых медведей, но и подстрекаемый Юрием Дубиком, вспомнил историю сорокалетней давности, про своё участие в сохатином сафари.

Читать далееВосточная Якутия, 1975 год. Про убиение сохатого

Исповедь геолога. Оглавление

Алексей Федорчук

Здесь будет оглавление страниц, содержащих различные истории из экспедиционной и околокомпьютерной жизни, а также сопряжнные с ними очерки и заметки (за подробностями — в Преамбулу). Материалы для них будут сочиняться в случайном порядке, по мере вспоминания соответствующих эпизодов, или просто под настроение. Однако в оглавлении я постараюсь упорядочить их тематически, регионально и хронологически.

Читать далееИсповедь геолога. Оглавление