И на Алае цветут эдельвейсы

Алексей Федорчук

Сразу должен покаяться, что в ботанике я ничего не понимаю — и розу-то от мимозы не отличу. А уж что такое эдельвейс — и вовсе не знал ничего, кроме того, что где-то (не у нас) они цветут. И только в наши дни узнал, что разных эдельвейсов существует очень много, и некоторые из них — не совсем эдельвейсы. Например, возможно, тот, что изображён на почтовой марке Незалежного Кыргызстана:

Эдельвейс эдельвейсовидный или, возможно, Рихтерия эдельвейс

Тем не менее, в горах той части Киргизии, где мы некогда работали (а конкретно, на Алае) росли цветочки, которые традиционно называли эдельвейсами. Высоко росли, среди камней, где и травы-то уже почти не было (а местами — не было вообще). То есть до четырёх примерно с полтиной тысяч метров выше уровня моря. И цвели не долго — когда и сколько, уже не помню. И люди с развитым чувством прекрасного (автор этих строк к ним не относится) говорили, что красоты они — несравненной.

Но самое главное: вокруг этих эдельвейсов сложилась легенда: настоянная на этих цветках водка обладает чудодейственными свойствами. То есть жизнь продляет… удивительно. А ещё действует подобно витамину Ю — предотвращает появлением морщин на… носу. Но только в том случае, если эдельвейсовка была приготовлена должным образом: цветочки эти должны быть впихнуты в водку не позднее пяти секунд после сорватия.

«Откуда легенда сия взялась — поди распроси иных». И, насколько я знаю, экспериментально её никто не проверял. Ибо вся водка обычно выпивалась задолго до попадания на требуемые высоты. Пока не приехал в одну из партий Южно-Киргизской Геологической Экспедиции студент геолфака одного из советских университетов. Подобно Шурику, я не скажу, в какой именно партии, и какого университета — дабы не быть несправедливым к другим партиям ЮКГЭ и более иным университетам (а также горным институтам и политехам, имевшим геологоразведочные факультеты). Где вполне могла бы произойти аналогичная история.

Так вот, услышал этот студент дегенду об эдельвейсовке — и решил сказку сделать былью. Тем более что по возвращении с поля собирался жениться, и невесту хотел порадовать. Так что разжился он как-то бутылкой водки. Как — сказать трудно: до ближайшего магазина было минимум 8 часов караванного хода, и потом ещё на машине километров 30. Но энтузиазм преодолевает все препоны и рогатки, так что бутылка у нашего героя оказалась. С нею он и вышел однажды ранним утром на поляну, где цвели эдельвейсы. И начал их собирать — в соответствие с инструкцией из легенды, мгновенно запихивая в бутылку.

А надо сказать, что эдельвейсная поляна — понятие более чем условное: это довольно крутой склон на высоте (будем условно говорить) около 4200 метров, заваленный крупноглыбовыми развалами с мелкими интерстициями земли между ними. Вот на этой-то земле и цвели эдельвейсы. Остальную картину предоставляю восполнить воображению читателей.

По завершении процесса бутылка была запечатана, принесена в лагерь и торжественно представлена товарищам. И столь же торжественно, под клятву на крови, запакована до возвращения домой.

Разумеется, никто из товарищей покуситься на заветную бутылку, заслуженную потом и кровью, да ещё для святой цели предназначенную, не мог. Однако проницательный читать о судьбе её легко догадается: по инициативе булылковладельца она была выпита в мрачные осенние дни ликвидации партии. И действительно оказалась вкусной. Правда, воздействие её на долголетие осталось не раскрытым. А второй эффект от её употребления проверить — обстановка не позволяла…

1 комментарий к “И на Алае цветут эдельвейсы

Оставьте комментарий