История о тираже второго издания книжки Венички

Алексей Федорчук

Дело было году в 75-м. Сидим мы с моим другом и тёзкой, Лёхой Платоновым (он не раз на этих страницах упоминается). И занимаемся тем, чем в межсезонье у нас принято было заниматься — то есть водку пьянствуем. И тока намылись перейти к нарушению беспорядка — как телефон звонит: ребята, нужна ваша помощь и ваши рюкзаки.

Звонок был от дамы, которая… скажем так, к Лёхе не ровно дышала (и он отвечал ей взаимностью). Поэтому приняли мы зачуток, вытащили наши рюзлаки абалаковские (меж нашими домами — метров было 500) — и вперёд, на Карфаген. Не, посошком на дорожку не побрезговали, и стремянную приняли, и все остальные, законом предписанные, тоже. После чего двинулись к месту назначения.

В итоге оказалось — никакой не Карфаген пред нами, а куда хуже: типография московского горкома комсомола. Точнее, какой-то её филиал или отделение. Где у дверей ставится перед нами боевая задача: а) проникнуть внутрь, б) отыскать там закуток, куда складировали левый тираж великого, но непризнанного русского писателя, в) погрузить оный в рюкзаки, и г) выбраться наружу.

Типография МГК, и даже её какой-то дальний филиал — это, как вы понимаете, не хухры=мухры, а звено в идеологической обороне Отчизны. Поэтому — в меру режимное, с предъявлением пропуска и на входе, и на выходе. Как мы преодолели первый этап — помню смутно, всё-таки посошки стремянные ещё сказывались. Помнится, Лёха предъявлял увольнительную телегу (он тогда отбывал действительную, и в самом деле был в законном увольнении). Ну а я удостоверением добровольного народного дружинника отделался.

Отыскать закуток, куда тираж притырили, было сложнее — для того и притыривали. Но и с этой задачей мы справились, сказали кому надо нужные ключевые слова — и оказались перед кучей пачек с книжками. На удивление небольшой — в два абалака всё влезло без проблем, даже почти и незаметно было, что рюкзаки стали не пустыми. Так что и финальный этап, то есть вынос, прошёл без вопросов — типа мы ведь вроде ничего и не выносим.

Так что вышли мы с Лёхой на свежий воздух, дух перевели — и почапали в сторону метро. А по дороге обнаружили винный магазин, в котором (редкость в то время и в тех местах) не то что очереди — народу нет от слова вообще. По причине, как оказалось, отсутствия там в тот день и водки, и даже вина портфельного (оно же партейное). Но имелся там гаванский ром из братской Кубы. Который в пересчёте на цену/качество далеко превосходил нашу водку — вот только мужики этого не знали.

Тут-то мы и припомнили — вообще-то собрались мы тогда Лёхин день рождения отмечать. Так что заполнили в рюкзаках все интерстиции между книжными пачками этим самым ромом, и домой наконец-то поехали. Где, в соответствие с инструкциями, свалили рюкзаки в предбаннике, дверь оставили открытой (впрочем, в том раене в то время двери вообще обычно не запирали), и сопроводиловку сочинили: взявши книжку — положи червонец под зеркало. Как я потом смекнул, это тёткам из типографии предназначалось, они-то, в отличие от нас, рисковали не по детски.

Ну а сами весь ром из рюкзаков выудили, и сели праздновать. Да, ещё нам гонорар был обещан — по экземпляру книжки. Так что я свой тоже прихватил, дабы узнать, что это. Так и познакомился я с бессмертной поэмой Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки» — это было одно из первых вторых изданий её (первое издание, как все знают, было в одном экземпляре и потому сразу стало библиографической редкостью). Ни имени автора ранее я не слышал, ни названия такого не встречал. А тут — с первых строк зачитался. Меня даже укоряли (там народ ещё подвалил на Лёхин ДР), что я стопарями манкирую…

В это время в коридоре народ шастал, кто-то приходил, кто-то уходил, видимо, книжки разбирались заинтересованными лицами. И весь юмор выяснился на утро: проснулись мы, похмелились, как положено (всё тем же ромом), и сочли баланс книжек убывших и червонцев прибывших, на предмет составления финансового отчёта (это тоже в наше техзадание входило). И вы, девчата и ребята, смеяться будете: но число убывших книжек с точностью до единицы совпало с числом прибывших червонцев: ни одной суки не нашлось, что книжку бы скоммуниздила… Магия имени, не иначе.

3 комментария к “История о тираже второго издания книжки Венички

  1. так и не смог дочитать книжку, точнее — дочитывал неоднократно, но конца не помню! Загадка психологическая, какая то!

  2. Алексей, вот честное-пречестное: никогда такого не делаю, но тут просто не смог пройти мимо. Хотя бы ради интереса Вашего, просто как напоминание о том, сколько всего могут геологи:
    Находка на барахолке. Фотоархив советского геолога
    Спойлер: из того, что уже нарыли пользователи — Усть-Каменогорск, Казахстан, бывший владелец — Самодуров Владимир Иванович.
    Просто так, посмотреть, повспоминать…

Оставьте комментарий