Из зимних практик — Кольский, 1978 год. Самая невероятная история

Адексей Федорчук

Традиционно самыми невероятными историями считаются охотничьи рассказы. Например, про то, как три охотника, отправившись на охоту, взяли с собой три бутылки водки. Две благополучно выпили, а с третьей бились-бились, открыть не смогли — и домой привезли. Однако у нас во студенчестве чуть было не случилась история ещё более невероятная — правда, завершившаяся благополучно.

Дело было на зимней практике 1978 года. Что такое зимняя практика на геолфаке МГУ в то время — достаточно подробно было рассказано ранее. Так что добавлю только про данную. Традиционно она называлась Кольской — и существовала много лет до нас (а также некоторое количество лет — после нас). Однако захватывала не только Кольский полуостров, но местами и Карелию.

В частности, в 78-м мы проехали от Оленегорска на севере до Малиновой Варакки на юге, по дороге побывав в Апатитах и Кировске. И везде зело расширили наш геологический кругозор. В Оленегорске — были лучшие образцы железистых кварцитов, какие я виде, в пришлифовках выглядели бесподобно. О том, что имеется к Кировске и Апатитах — даже человеку, от минералогии далёкому, говорить не нужно. Достаточно сказать, что имеется там апатит — и его, Хибины, мать.

Ну а на Малиновой Варакке поглядели мы на листовые слюды — я-то по слюдам одно время работал, когда Родине без них ни в какую было. Но так — зрелище очень впечатляющее. Ещё нас там рубинами задарили — уж не помню, то ли всем, то ли мы их разыгрывали. А самое главное — шахтные геологи нам популярно объяснили, где и в чём врут официальные отчёты о Кольской Сверхглубокой, те, что в открытом доступе (она тогда вовсю бурилась).

Ну а после всего этого пора было домой. Однако тормознулись мы по пути на два дня и одну ночь в славном городе Санкт-Ленинграде — на предмет приобщения к культурным ценностям. В первый день разбрелись кто куда. Я так своё традиционное тогда паломничество совершил — в Эрмитаж, в Рыцарскую залу (правда, там уже половину экспонатов тогда… куда-то девали, скажем так) и в Галерею 12-го года. Нет, там у меня ещё есть любимое место — где находки из Пазырыкских курганов. Но я был не один — а у девушек они: находки эти, иногда на аппетит влияют отрицательно.

Культурную программу следующего дня не помню (то есть помню, конечно, но умолчу). Но закончилась она тем, что собрались мы в месте временного проживания (в общаге Ленинградского Горного), и начали окончательно домой собираться, до поезда не так много. А тут неожиданно обнаружилось: у одной из наших девушек день рождения (у Лены Маликовой, если эклер не подводит), а мы в полной незнанке.

Ну чего, западло не отметить — времени в обрез, но имеется. Кто-то «Поспешил в магазин», кто-то плацдарм оборудует, кто-то остатки закуси ищет. Ведь закон гор: идя на день — запасай на неделю. Поэтому даже когда «всё доето, всё допито» — завсегда доесть оставалось. В «допить». конечно, напряги — но чай не в тундре, а в Культурной Столице, да с магазином.

А тем временем ходоки вернулись — и притащили вина, как сейчас помню, молдавского, «Роз де десерт называлось» (не путать с «Альб де десерт», Веенечкой Ерофеевым воспетым в его бессмертной поэме). В количестве, завещанном атаманом Платовым — то есть ни много, ни мало, а средственно.

И вот тут-то чуть не случилась та трагедь, которая послужила поводом для данного сочинения. Штопора у всех на ножиках были — но они эти бутылки не открывали. Категорически — несколько штопоров изломали, без малейшего результата. А время-то ограничено — поезд не такси, ждать не будет. Решили проталкивать. И с тем же результатом — то есть без всякого. И вы мне не говорите, что неправильно мы действовали — всё-таки четвёртый курс, и не чего-нибудь, а геолфака МГУ: всё мы к тому времени знали и умели. Ну вот просто пробки были такие…

Наступила минута отчаяния. Можно было, конечно, горлышки поотбивать (это тоже входит в спецподготовку будущих геологов). Но тогда, как ни аккуратно это делай — осколков по комнате будет вдоволь. Но нас туда под честное слово впустили — чтобы никаких безобразий. А подметать — это мы точно на поезд не успеем (умение подметать в спецкурс будущих геологов не входило).

Но не могли же мы поступить как те охотники, что бутылку открыть не смогли, и домой привезли, верно? Да и, главное, повод был бы упущен — день рождения в году один раз всего бывает, в чтобы ещё на зимней практике — так вообще не более пяти раз в жизни.

И поступили мы как прихлёбные плюралисты: искрошили пробки ножами. Благо, у кого-то то ли марля нашлась, то ли бинт — крошево отфильтровать при разливе по кружкам.

Так что вино было, с позволения сказать, откупорено, по кружкам разлито, с соответствующими словами и пожеланиями неспешно выпито. И даже на поезд без особых напрягов успели, хотя и впритык. А ведь ещё немного — и превзошли бы мы самых брехливых охотников…

Ну и заключение — фотка всей нашей тогдашней банды. Правда, не в Ленинграде, а ещё в Апатитах, где-то рядом с устьем шахты:

Всех поимённо перечислять не буду — да и не смог бы сейчас, здесь ведь народ с четырёх курсов нашей кафедры. Отмечу только избранных — уж простите, ребята…

Мужик средних лет примерно посерёдке — Олег Беляев, многолетний руководитель зимних практик, блестящий их организатор во всех отношениях (в том числе и организации культурного досуга). Из-за плеча его справа можно видеть Лену Маликову, виновницу описанного ранее торжества.

Справа от Олега, с молотком, прижатым к сердцу — Юрий Нистратов по кличке Юрик. Он на этих страницах уже фигурировал. Но главное — именно он донёс до наших дней большинство давешних фоток, которые со временем появятся на Блогосайте.

Справа на самом заднем плате, самый длинный, третий справа — Дмитрий Илькевич по кличке Джим. Самый положительный парень из нашей группы. И так уж случилось, что из всех нас его верхние люди позвали первым. Они ведь не фраера, эти верхние люди — любят хорошую компанию…

PS. Да, спровоцировано это постом Галины Куриленко (aka Галина Игоревна Славянка) на Facebook’е. За что ей большой азиатский рахмат.

2 комментария к “Из зимних практик — Кольский, 1978 год. Самая невероятная история

  1. А самое главное — шахтные геологи нам популярно объяснили, где и в чём врут официальные отчёты о Кольской Сверхглубокой

    Вот о чём бы хотелось поподробнее… А то много сейчас пены всплывает именно о Кольской Сверхглубокой. Есть, конечно, у меня теория, что если бы тогда бурмастера узнали, что занимаются они наклонно-направленным бурением на сверхглубинах, то знатно бы оху удивились, но из первых рук, всё же, надёжнее.

  2. Да нет, Дмитрий, не из первых и без деталей. Но в принципе — да, искривление на таких глубинах очень не детское: это очевидно всякому, кто сам буровыми работами занимался. А мужуки и девушки, знающие региональную обстановку «от забоя» — могли вполне обоснованно прикинуть масштабы…

Оставьте комментарий