Тимур Шаов как зеркало пост-советской России

Алексей Федорчук

С гор назад я писал о том, как в 1966 году началось моё знакомство с авторской песней. Вскоре после чего сформировался список моих любимых авторов, включающий Визбора, Окуджаву и Галича. И список этот оставался неизменных на протяжении тридцати лет — разве что в студенческие годы е нему добавились песни Бориса Алмазова.

Под любимыми авторами я подразумеваю тех, песни которых мне нравятся абсолютно все — может быть, за буквально единичными исключениями. А так я люблю отдельные (иногда весьма многочисленные) песни всех «стариков» — авторов довоенных годов рождения. А вот творчеством более молодых авторов (за исключением Владимира Ланцберга) я никак не мог проникнуться. Почему — обсуждать тут неуместно, тем более что я и сам не знаю точной причины.

Неприятие творчества «молодых» авторов продолжалось до 1996 года. В то время я жил в деревне, куда (и откуда) ездил обычно электричкой со станции Царицыно. Где, как помнят старожилы, имел место быть радиорынок — не столь известный, как «Горбушка» или Митинский, но для моих целей более подходящий. Я на него заходил регулярно, если возвращался домой не очень поздно, в часы его работы. Там можно было купить любую компьтерную мелочёвку — хотя за почти 10 лети жизни в деревне я собрал две или три машины целиком из комплетухи, купленной на Царицинском рынке.

Кроме того, на рынке этом в изобилии имелись не очень частые у нас дистрибутивы Linux’а, скачать которые при тогдашних скоростях Инета и его распространённости было проблематично. Они распространялись на так называемом «золоте», то есть на самописных болванках. Сидюшники, тиражируемые фабричным способом, именовались «серебром» — на нём продавались наборы типа «Всё для Linux» (а также для Windows или OS/2 — но они меня уже тогда не интересовали). Очень редкие дистрибутивы Linux, а также операционки типа Solaris, можно было заказать — с гарантией изготовления в считанные дни.

В общем, на Царицынском рынке имелось всё, что требовалось джентльмену моих тогдашних лет и моего размаха — любителю-железячнику и потенциальному, тогда ещё, линуксоиду. Плюс к этому было там и кое-что для отдыхновения означенного джентельмена — всякого рода аудио-продукция, хотя и не в таких количествах, как в Митино или, тем более, на «Горбушке». Но зато, кроме современного контрафакта, который меня не интересовал ни в малейшей степени, там попадались подборки авторской песни.

И вот однажды, теплым летним вечером, возвращаясь домой со службы, зашёл я на Царицынский рынок с конкретной целью купить какую-то «железяку» — какую, уже и не припомню. А как раз её-то в тамошнем железячном изобилии и не оказалось. Не нашлось там и никакого дистрибутива, который был бы мне нужен, или показался бы интересным. Несколько огорчённый, решил: раз сюда зашёл — должен же я чего-нибудь купить. И отправился в «мультимедийные ряды».

Там поначалу мне тоже не попалось ничего, что взгляду было бы приятно. Пока не наткнулся на диск с подборкой авторской песни. Где, согласно описи, присутствовала давно искомая мною песенка Городницкого про «Подводную лодку», ту самую, что предагалось «искать неизвестно где». Я эту песенку последний раз слышал аж в студенческие годы, и не авторском исполнении (хотя и очень хорошем). И потому диск этот сразу ухватил, а придя домой — сразу стал слушать.

Так вот, кроме песенки Городницкого, обнаружился там некто Тимур Шаов (о котором я ранее ничего и не слышал), исполняющий собственную песенку под названием «Фамильный медальон». Которая казалась тогда очень злободневной, поскольку только что мы выбрали сами знаете кого — даже я тогда в третий (и предпоследний) раз в жизни ходил голосовать.

Автор показался мне интересным — и в следующий приезд на службу (в деревне у меня не то чтобы Инета — и телефона не было) отправился в сеть в поисках его песенок. Оказалось, что их у него было, и уже тогда было довольно много. И все, как и «Фамильный медальон», отражали реалии пост-советской России, и были они все с поросячьим подтекстом (а местами даже и текстом).

Пересказывать содержание песенок Тимура Шаова (а с 90-х годов прошлого века их изрядно прибавилось) — занятие бессмысленное. Тем более, что с ними лезко ознакомиться на официальном сайте автор — там свободно и бесплатно, без регистрации и СМС, доступны и тексты, и аудиозаписи (которые можно и скачать, и прослушать), и видео с концертов. Цитирую:

Здесь вы можете бесплатно скачать наши песни. Но если, вдруг, вам они понравятся и вы преисполнитесь чувством благодарности к автору, вы можете донести ваши чувства и отблагодарить автора…

Короче, донейт, о котором столько говорили адепты Open Source и Free Software (и который там работает в исключительных случаях), тут предстаёт во всей красе. Не зря же я вот уже второй десяток лет собираюсь написать о внутреннем родстве этих явлений — советской (а затем и российской) авторской песни и движения FSF вместе с OSS.

Но это всё в будущем, которое, скорее всего, никогда не наступит. А в настоящем хочу завершить данную заметку. Если Льва Толстого, вслед за Ульяновым в скобках Лениным считать зеркалом русской революции, если Галич может рассматриваться как зеркало некоторых сторон совыетской действительности, то Шаов — это зеркало действительности пост-советской. Причём отражающее, в отличие от указанных только что товарищей, (почти) все её стороны.

Кстати, а с родословной и биографией Тимура можно ознакомиться на соответствующей странице его же сайта (и его же словами). Да и во многих других местах, вплоть до Википедии. Что, в общем, не лишне — дабы понимать, что автор на самом деле знает, о чём пишет…

Оставьте комментарий