Великий Кумрочский поход, 1987 год: примечание к маршруту

Алексей Федорчук

О Великом Кумрочском походе было рассказано давным-давно. И даже показано в цвете. Однако тут Николай Цуканов, его участник и предводитель, обнаружил у себя в закромах несколько старых фотографий — причём чёрно-белых. Что и вызвало к жизни это небольшое примечание.

Как говорилось ранее, сей Великий поход начался с заброски вездехода баржой через озеро Ажабачье. Вот как она происходила. На первом плане ваш покорный слуга, из-за вездехода выглядывает Юля Румянцева:

А это уже в первом лагере — опять же моя скромная персона в размышлениях:

А размышления эти вызваны были тем обстоятельством, что лагерь мы поставили аккурат на медвежьей тропе. Так уж исторически склалось — по ходу заброски на барже полетел двигун, и наши ребята (конкретно — Сергей Толстой, вездеходчик, при посильном участии остальных мужиков) помогали ребятам с ремонтом. Провозились дотемна, и так и остались на месте высадки, типа потом перенесём лагерь. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временные решения — так и не собрались, отправившись в выкидной маршрут.

А часть трудящихся осталась в лагере — и подверглась натуральному медведячьему террору. Шерстяной шлялся по лагерю, как по собственной квартире, загоняя народ в вездеход. Да к тому же оказался он токсикоманом — схарчил все кирзовые сапоги, какие нашёл, запивая их солярой из прокушенной канистры. Или наоборот, закусывал соляру кирзачами.

Так что если услышите, что запах ГСМов медмедей отпугивает — не верьте говорящему это, назовите его лгуном и выгоните из своего дома. Скорее, наоборот, притягивает — убеждался в этом неоднократно. Есть мнение, что таким образом медведи борются с глистами. И это похоже на правду — водки-то у них нету…

А вот это уже коллективное обсуждение медведячьей проблемы. Слева направо: обратно my self, Элеонор Петрович из отряда Николая (фамилию его мы так и не вспомнили, тем более что в обиходе звали его просто Петровичем), и Николай Цуканов:

А медведя того в конце концов пришлось застрелить — уж больно допёк. Правда, совесть немного мучила, потому как загубили животину, а схарчить не смогли: оказался он маленьким, облезлым, и весь рыбой провонял, как бочка протухшего рыбьего жира.

2 комментария к “Великий Кумрочский поход, 1987 год: примечание к маршруту

  1. Да… что-то такое НАСТОЯЩЕЕ. Вездеходы, медведи, кирзовые сапоги…
    Это вам не пальчиком по планшету возить, сидя на диване.

Оставьте комментарий