У врат таинственной полости: 1 апреля 1977 (?) года

Алексей Федорчук

Ввиду праздника, который в прошлом году был одновременно и Днём геолога, а в этом — днём разминки для оного, мне показалось уместным взять тайм-аут относительно курительного цикла. И рассказать историю, связанную как с 1 апреля, так и с нашим профессиональным праздником. Правда, я не очень уверен на счёт года — но случилась эта история точно не раньше 1976 года (потому что с одной из её героинь я познакомился во время предыдущего сезона) и не позднее 1978 — потому что ы 1979-м жизнь моя несколько изменилась, и участия в мероприятиях, подобных описанному ниже, я не принимал.

А до того у нас была традиция — регулярно, на выходные, посещать зимой таинственные карстовые полости Ближнего Подмосковья, вроде Сьян и Киселей. А потом, когда они, решением Домодедовской советской власти, были засыпаны и даже местами забетонированы, полюбились нам Лесные — нами же собственноручно отрытые от аллювия реки Пахры. Делали мы это в основном формы поддержания для в межсезонье (не трусцой же от инфаркта бегать). И как бонус — душевно отдохнуть в хорошей компании от суеты городской жизни.

P.S. Разумеется, никаких там карстовых полостей не было, как и везде в округе. Старые каменоломни, из некоторых блоки на строительство Москвы Белокаменной извлекали. Но это в данной ситуёвине рояля не играет.

И вот в тот года (предположительно 77-й) решили мы в Лесных отпраздновать День геолога. Для чего намылились выехать в предшествующую пятницу — кажется, или она приходилась на 1 апреля, или этот день был накануне, или сразу вслед.Как обычно, сговорились встречаться ближе к концу рабочего дня на Панели — это было кродовое имя выхода из метро Павелецкой радиальной, того самого, что лабрадоровым габбро было отделано (нынче от неё и следов не осталось). И чтобы все затарились всем, необходимым леди и джентльменам наших лет и нашего размаха — то есть чтобы вдоволь было еды и немножко больше, чем вдоволь, питья (ибо, как говорил Дж. К. Джером, жажда — ужасная вещь).

Ну так вот, позвал я на это празднование девушку, с которой в Якутии, в поле, познакомился. А она подружку свою прихватила (как там у Тимурчика — «приезжай да не одна, а с подружкою»). Выдвинулись мы на исходные позиции, то есть на панель — и поджидаем остальных участников нашей команды. А их всё нету. Ну и стало нам скучно ждать — и решили, что едем. А остальные подтянутся, чай лучше нас знают, как до Лесных добираться.

Погрузились в электричку и едем к той самой станции, где Ленин страдал последние годы своей жизни. Ну а потом недалече — километров пять вдоль Пахры. И тут — облом. Перед тем погоды стояли тёплые, всё подтаяло, и на вход в Лесные сошла микролавина, вход напрочь завалившая. Но и это ещё полбеды — скальными и геологическими молотками (другого шанцевого струмента у нас не было) разрыть можно было бы. Но пока мы ехали — температура упала до минус не помню сколько, но очень прилично.

Собственно, почему наши товарищи не приехали? Он на службе прогнозы всякие слушали, услушали, что ночью обещается до минус не помню уже сколько, но очень много. И резонно решили, что лучше День геолога в тепле встретить (в тундре ещё будет поводов). И опять же подумали, что я на той же службе, в той же системе, и всё знаю и догадаюсь, куда надо ехать — на фатеру.

Но в оот день мотался я со всякой хренью организационной по городу (День геолога — он же не с бухты-барахты, это когда начинаешь готовиться к следующему сезону, а это занятие очень геморройное). И никаких прогнозов не слышал.

Так что в итоге уже в глухих сумерках оказались мы с двумя девушками у заваленного входа в Лесные. Который (завал) ещё и крепко приморозило, так что отрыть — шансов ну ни малейших. Теоретически до последней электрички добежать можно было, дабы к коллегам присоединиться. Но ведь западло же…

И затеяли мы отпраздновать День геолога у врат таинственной (очень не карстовой) полости. Хтя ничего для ночёвки вне катакомбы у нас не было — там ведь стабильные плюс шесть семь, а снаружи… как потом мы узнали, по области было менее чем дохрена и ниже, чем у Бениной матери.

Но пацан и девки решили — сделали. Костерок запалили, натаскали лапнику, развернули спальники, харч с собой припасённый разогрели — и давай отмечать. Было очень весело. Правда, накладка чуть не произошла — одна из девушек шибко развеселилась, и давай по снегу босиком скакать (а, повторяю, было не очень жарко). Так что пришлось прервать веселие, и ноги ей растирать, время от времени проверяя чувствительность острием ножика.

Но всё закончилось хорошо. День геолога был встречено (и провожжён) достойно. А потом пошёл снег, растеплилось, и вернулись мы в Москву в нашу команду, продолжения праздника для…

1 комментарий к “У врат таинственной полости: 1 апреля 1977 (?) года

  1. была аналогичная история) Тоже в пятницу и тоже похолодало и связи не было. Но со мной девушек не было, а была водка — на всю компанию, на выходные.
    В общем, искал я их всю ночь, по всей ветке Ижевск — Воткинск — не могу же я друзей с ничем бросить! В принципе, даже весело было и попутчики ничо попадались..
    Проснулся утром, в кпз вокзала Ижевск-Центральный, от взгляда молоденького лейтенантика. Который оч грустно смотрел то на меня, то на мой студенческий билет) Выслушав хрипловатую историю о моем благородстве и попытках найти друзей, отдал студ билет, сказал — если повторится, составим протокол и отпустил)

Оставьте комментарий